Методология, принципы и уникальность mapmethod

Аннотация: в статье рассматриваются цели mapmethod как в аспекте подготовки дефектологических кадров, так и в аспекте системы комплексной помощи семьям, воспитывающих детей с нарушениями в развитии. Обозначены основные принципы метода не только для логопедической работы, но для применения его в других областях. Представлены факторы смысловой уникальности метода. Описана одна из составных методик – диагностические интенсивы, их направленность и содержание.

The article discusses the goals of the mapmethod both in terms of training defectologists and in terms of the system of comprehensive assistance to families raising children with developmental disabilities. The basic principles of the method are outlined not only for speech therapy work, but for its application in other areas. The factors of semantic uniqueness of the method are presented. One of the composite methods is described — diagnostic intensities, their focus and content.

Ключевые слова: компетенции специалистов, абилитация, психотерапия, психика ребенка, трансформация, индивидуация, диагностический консилиум, интенсив.

Keywords: competencies of specialists, habilitation, psychotherapy, psyche of a child, transformation, individuation, diagnostic consultation, intensive.

Цели mapmethod имеют внутреннюю (практическую) и внешнюю (социальную) центрированность. Если рассматривать цель метода как основы для переподготовки кадров, то это — прогрессивные преобразования в системе дефектологического образования, в частности образования логопедов, в первую очередь, — воспитание всесторонне развитых, творческих, социально ответственных и самостоятельных личностей, определяющих направленность социальных, научных и культурных инноваций в системе абилитации и реабилитации. Институт Марианны Лынской берет на себя ответственность в подготовке структурно-функциональной доминанты сообщества российских логопедов и развитии связей между отечественными и зарубежными достижениями в области логопедии (в настоящее время отмечается некоторая обособленность российской науки и практики, особенно в области изучения неговорящих детей, в меньшей степени – в изучении нарушений письма и чтения). В этом контексте основные задачи метода – это «элитизация» специалистов, формирование у специалиста его уникального образа при одновременном восприятии собственных ограничений.

Критериями «элитного» (уникального) специалиста мы определяем следующие компетенции: способность предоставлять объективно качественные услуги семьям (на основе индивидуализированных протоколов и отчетов по первичной и следящей диагностике); готовность специалиста преумножать качественно новый информационный ресурс для следующих поколений; возможность для специалиста принимать определенную степень власти над специалистами, обладающими иными компетенциями; умение специалиста осознавать и презентовать собственную уникальность; способность генерировать оригинальные идеи и решения; владение навыками структурной организации процесса в его внешней привлекательности и маркетинговой «чистоте»; готовность специалиста анализировать и трансформировать энергию личной истории, вокруг которой может быть создана создается легенда и концепция. Таким образом, цель метода – создание прослойки уникальных специалистов-логопедов и дефектологов, чья ценность очевидна и помощь ощутима.

Модель такой элитной уникальности реализуется в практическом аспекте mapmethod в Центре Марианны Лынской.

Цели метода в практической ориентации дифференцированы для родителей и для детей.

Для родителей – это, в первую очередь, стабилизация внутреннего психического пространства для организации возможности контейнирования аффектов ребенка, а также раскрытие трансформационного психического потенциала родителя в принятии собственной идентичности, как родителя, воспитывающего ребенка с ограничениями. В реализации данной цели обязательной частью метода является психотерапевтическая работа с родителями. В частности, обеспечение жестко регламентированного сеттинга процесса абилитации, необходимого для структурирования психологических границ, а также для терапии избегающего и амбивалентного типов привязанности. Первично психотерапия позволяет развить в родителе эмоциональную чуткость и готовность к эксплорации. В благоприятных условиях психотерапия становится неотъемлемой частью трансформации семейной системы, благостно влияющей на развитие ребенка.

Для детей – это комплексное формирование психики ребенка в полной взаимосвязи ее сознательных компонентов: речемыслительного портрета, когнитивных механизмов деятельности и бессознательных: укрепление Эго, формирование социально приемлемых защитных механизмов психики.

Базисными принципами в работе с детьми на основе mapmethod можно считать следующие:

  1. Формирование надежной привязанности между ребенком и родителями, снижение тревожности, контейнирование психотических защит и переживаемого эмоционального опыта.  
  2. Развитие мотивации к разным видам деятельности посредством первоочередного внимания к инициативе ребенка через призму восприятия любого ребенка как уникального, но ограниченного; через принятие его Самости и личной индивидуации, талантов, независимо от диагноза.
  3. Повышение степени адаптивности нервной системы к непредсказуемым и меняющимся факторам среды и социального окружения.
  4. Образование внутри психики ребенка способности выдерживать фрустрацию, что обеспечивает развитие совместно разделенного внимания, являющегося основой коммуникации и совместной деятельности.
  5. Развитие символического мышления за счет возникающей способности к интернализации, как основы для внутренней речи, самоконтроля.
  6. Формирование игровой и коммуникативной компетенции для становления абстрактного мышления (при наличии такой возможности) и/или создание индивидуального речемыслительного портрета личности ребенка.

Смысловая уникальность mapmethod определяется несколькими факторами.

  1. Личностными чертами специалиста, организующего деятельность, согласно методологии mapmethod. В каком-то смысле метод является неповторимым, поскольку его прямая реализация зависит от стадии индивидуации и трансформации самого специалиста. Индивидуация не равна индивидуализму, который чаще предполагает нарциссическое чувство собственной инфляции. Напротив, она предполагает полное и активное участие в социальной жизни наряду с внутренним развитием. Любая трансформация – это кризис для личности, для ее защит, однако – это всегда возможность рождения нового сознания, новой идентичности. В связи с этим, одним из первоочередных требований к нему является его психическая целостность. Специалист mapmethod должен иметь базовые психотерапевтические знания, находится в процессе непрерывной личной психотерапии, посещать динамические терапевтические группы, участвовать в интервизорских и супервизорских группах, проходить личную супервизию. Подобная глубина и объемность собственной рефлексии позволяет минимизировать перенос психического содержания на родителя и ребенка, отслеживать чувства и эмоции в контрпереносе, наполнять свою деятельность энергией и минимизировать профессиональное выгорание.
  2. Новизной технологий, ранее не представленных в других методах. Авторские технологии сенсорно-интегративной артикуляционной гимнастики, глагольно-фонетического тренинга, контракта цветного поведения, сенсорно-ассоциативного лексического ввода, энергетически-обонятельного тренинга являются необходимыми методиками, входящими в mapmethod, впервые созданы и описаны мной.
  3. Когнитивно-семантизированным аспектом выбора материала для занятий согласно одному из основных постулатов метода «среда организует мышление, придает смысл бессознательному». На этой основе построены авторские сенсорные дорожки, сенсорные подносы, сенсорные ванны и бочки. Семантизация материала позволяет представлять информацию ребенку в ее содержательно-концептуальном аспекте и стимулирует развитие стратегии интерпретации, как у ребенка, так и у родителя.
  4. Системностью диагностической парадигмы и новизной организационных форм. В центре Марианны Лынской регулярно проводятся диагностические консилиумы, аналогов которых не существует в России.
  5. Философско-психологическим подходом к феноменам детской речи и поведения, в которых психотическое состояние ребенка рассматривается как трансформация изживающей себя трансгенерационной модели; эхолалия как магическое обретение власти над бесконтрольным и тревожащем сознание содержанием психики. Способность mapтерапевта придавать смысл, семантизировать любое действие, направленное к ребенку, или совершенное в общем поле, объединять разрозненные симптомы и замечать феномены, прикасаясь к психотическому полю клиента, развивает мышление самого клиента.

В одной статье невозможно раскрыть всю глубину напряжения между противоположностями смысла каждого из факторов уникальности метода, поэтому остановлюсь подробнее на описании одной из составляющих методик, — диагностический интенсив.

Понятие «интенсива» в последнее время из необычного превратилось в понятное большинству. Интенсив означает максимальную погруженность сторон (родителей и специалистов) в решение какой-либо проблемы. Именно этот фактор обуславливает необходимость проведения/прохождения интенсива вне территории, на которой обычно проживает семья. В мой центр ежемесячно приезжают люди из самых удаленных от него городов и стран, само по себе пребывание в другом городе уже обеспечивает некий трансформационный процесс, так как семье необходимо перестраивать сложившийся уклад жизни, следуя определенным правилам. С иной стороны, «отрыв» от рутинных забот, от привычного общения позволяет сменить типичные паттерны поведения, оказавшиеся «нерабочими» и освоить новые, трансформирующие. Если в настоящий момент родитель осознает, что взаимопонимание между ним и ребенком не развивается, общение происходит на «разных языках», значит ответственность родителя состоит в том, чтобы пройти некий путь трансформации себя. Трансформация – раскрытие потенциальной истинной индивидуальности и талантов, в данном случае, индивидуальности как родителя и родительского таланта выстраивать отношения с собой, с миром и, в конечном итоге, с ребенком. Любая трансформация – это кризис для личности, для ее защит, однако – это всегда возможность рождения нового сознания, новой идентичности, в первую очередь, идентичности в ограничении воспитания ребенка с нарушениями в развитии.

В моем центре создана программа диагностического интенсива. Расскажу подробнее, как данная программа позволяет родителю встать на трансформационный путь, направленные на глубокое эмоциональное принятие заболевания ребенка.

До начала программы родитель предоставляет в центр необходимый пакет документов, в который входят копии заключений детского невролога, психиатра, офтальмолога, сурдолога, гастроэнтеролога, иммунолога и др., копии заключений по пройденным в последнее время объективным исследованиям (МРТ, ЭЭГ, аудиометрия, биохимические анализы крови), характеристики от специалистов, с которым ребенок занимается по месту жительства, педагогические характеристики, если ребенок посещает образовательные учреждения. Помимо исследований родитель предоставляет ряд заполненных анкет: по сбору анамнестических данных о периоде беременности, родов, раннему развитию ребенка; по анализу существующих навыков у ребенка, а также четко формулирует основные жалобы на текущий момент, и возникающий из содержания жалоб запрос на участие ребенка в программе. Также родитель предоставляет ряд видеозаписей, позволяющие оценить степень развитости навыков самообслуживания и ряд параметров для неврологического статуса (возможность пережевывания твердой пищи, особенности мануального праксиса и пр.), качество и своеобразие эмоционального взаимодействия ребенка с членами семьи, способность ребенка организовать самостоятельно деятельность, тип привязанности между родителями и ребенком, психологический портрет семьи.

Специалисты диагностической команды понимают глубинную взаимосвязь между содержанием внутрипсихического родителя и развитием психики ребенка, в связи с чем родитель предоставляет ряд эссе, описывая свое эмоциональное отношение к состоянию ребенка, понимание своей роли в его развитии.

Непосредственно диагностический интенсив начинается с процедуры сбора анамнеза, которая построена по принципу терапевтической сессии в аналитической психологии. Во время первичной беседы с родителем специалисты отмечают психологические феномены в жизнеописании семьи и придают значение трансформирующим образам, которые раскрываются родителями в рассказе о своих первых детских воспоминаниях, о повторяющихся снах или снах, приснившихся накануне поездки в центр. Во время беседы по сбору анамнеза и психологического тестирования родителей фиксируются их наиболее ярко проявленные защиты психики, принимаемые в дальнейшем ко вниманию при объявлении диагноза, составлению рекомендаций, поскольку, если специалист не понимает основные защиты Эго родителя, то он вряд ли сможет подобрать нужные слова, чтобы быть услышанным родителем, а эффективность его работы будет близится к нулю. Отмечу, что наиболее частые защитные механизмы психики у родителей следующие: идеализация, примитивное отстранение, собственная аутистическая изоляция, отрицание, диссоциация, проективная идентификация. Кроме того, первичная беседа и психологическое тестирование родителя позволяет определить психическую направленность родителя (экстравертивную или интровертивную), акцентуацию характера (при наличии), ведущий комплекс, чаще всего неосознаваемый родителям, но играющим ведущую роль в его взаимоотношениях с миром, и, в первую очередь, с ребенком. Значимая часть времени при сборе анамнеза уделяется знакомству с личной историей детства родителей, анализу культурно-исторического, национального аспекта их воспитания, базовые модели которого, как правило, транслируется родителями на воспитание собственных детей. Полученная информация получает аналитическую интерпретацию на интервизионных встречах специалистов центра, контекст сформированной интерпретации учитывается при вынесении заключения и постановке диагноза, написании рекомендаций.

После встреч с родителями, анализа собранной документации и видеоматериалов определяется график индивидуальных встреч специалистов (логопеда, аналитического детского психолога, олигофренопедагога, специалиста по двигательному развитию, специалиста по сенсорному развитию, нейропсихолога) с ребенком. Каждый из специалистов протоколизирует результаты диагностических встреч, интерпретируя полученные результаты с позиции возрастной нормы (задержки развития навыка или его изначального искажения), передает отчеты консилиуму. Консилиум состоит из логопеда-психолога, детского невролога и психиатра. Логопед-психолог проводит специальные диагностические пробы по авторской системе диагностики, позволяющие определить не только феномен, но и механизм возникновения симптомов и синдромов, демонстрируемых ребенком. Невролог и психиатр наблюдают за проведением эксперимента и заполняют собственные протоколы, позволяющие описать неврологический и психический статус ребенка, помимо этого невролог проводит классическое неврологическое исследование ребенка, а психиатр беседует с родителем для уточнения особенностей настроения, поведения ребенка, проявляющихся в текущей жизненной ситуации, вне эксперимента.

Подробно изучается система абилитации ребенка, в том числе опыт медикаментозной терапии: отклик нервной системы ребенка на назначаемые ранее препараты. По окончанию первичного консилиума организовывается «внутренний консилиум», состоящий из специалистов, проводивших индивидуальные встречи. «Внутренний консилиум» оценивает взаимодействие ребенка с другими детьми, взрослыми, взаимодействие родителя и ребенка в паре.

Все полученные результаты анализируются группой специалистов на совместном обсуждении, где на основе зафиксированных в печатной форме и видео-протоколе фенотипах и феноменах устанавливается диагноз в соответствии с международной классификацией болезней, а также описывается синдромальный диагноз и наиболее значимые для конкретного ребенка особенности, требующие первоочередного внимания в системе абилитации. Для ребенка составляется абилитационный маршрут, включающий рекомендации по: 1) медикаментозной терапии; 2) фито и диетотерапии; 3) направленности и количеству необходимых занятий; 4) семейным стратегиям взаимодействия и организации быта ребенка; 5) определяются необходимые для развития спортивные секции, социальные мероприятия.

Наиболее часто к нашему консилиуму обращаются дети, для которых вместо установленного диагноза определены ведущие синдромы (алалия, агнозия, аутичное поведение, аутичные черты, задержка психо-речевого развития, синдром двигательных нарушений). Определение синдромов, а не диагнозов, причем без учета психологического и культурно-исторического контекста семьи привносит еще больший хаос в жизнь семьи, воспитывающей особого ребенка. Родитель оказывается перед необходимостью самому определять причины и механизмы тех или иных проявлений диагноза у собственного ребенка, самостоятельно выбирать пути абилитации, значимость которых в условиях рыночной экономики зачастую преувеличена.

В результате мы видим противоречие между теоретизированной направленностью систем здравоохранения и образования к оказанию ранней помощи, информационной поддержки семьям и практической неразвитостью системы глубинного анализа и конкретной помощи. В связи со сложившимся противоречием мы видим актуальным создание системы подготовки специалистов для междисциплинарных консилиумов, что и реализовывается в рамках Института Марианны Лынской. Предполагаю, что опыт нашего консилиума получит распространение в других учреждениях нашей страны, а, возможно, получит государственную поддержку, что приведет к повышению эффективности и качества абилитации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X